Утро 19 июня 1941 года Историю

Утро 19 июня 1941 года

Историю прислал Журавлев Валерий Алексеевич

Ерофеев Иван Михайлович. Родился 18 августа 1918 года в семье крестьянина, в деревне Жегжичино, Батецкого района.

Отец Ивана Михайловича в 1ю Мировую войну был артиллеристом, довелось ему служить в городе Рига, затем до конца службы Кронштадт, дослужился до унтерофицера, огромный чин для бывшего крестьянина. Семья была большая у отца девять душ. Нужда заставила принять государственную службу, в Санкт Петербурге выполнял обязанности городового, что и стало трагедией в будущей жизни. В 1937 году, по доносу одного из сынов, арестован и расстрелян. В 90 годах его реабилитировали, но семья самое трудное время жила без отца.

Довелось Ивану Михайловичу обучаться грамоте в Гродненской школе, но не более 3х классов, так как надо было помогать семье. На 21 году от роду, 5 мая 1939 года Батецким РВК был призван на военную службу. Перед призывом выписали справку об образовании, где указал, что он закончил 4е класса начальной школы, ибо иначе он не подлежал призыву как безграмотный. Воинскому делу обучался в школе ПВО под Ленинградом. 20 июня 1939 года красноармеец Ерофеев. И. М. принял присягу и был назначен в зенитный расчет гаубично артиллерийского полка 123 стрелковой дивизии 7 армии, о чем была сделана запись в Красноармейскую книжку.  Уже через 5 месяцев, 30 ноября 1939 года, красноармеец Ерофеев начал защищать небо Ленинграда под Сестрорецком. Началась СоветскоФинская война. После боевых действий  7А была расформирована.

Иван Михайлович не может вспомнить момент, когда был переведен для дальнейшей службы в 292 АП, но предположить с большой точностью возможно. После расформирования 7 А весь личный состав распределен по частям 8 А, которую вывели из Карелии. По времени это мог быть март 1940 года. Таким образом, Иван. Михайлович прибыл в 292 АП для дальнейшей службы и с тех пор был в этой части до конца. "6 июня 1940 года 128 СД из летних лагерей по тревоге направлена в Вологду, затем Псков и после марша к границе СССР с Латвией. 17 июня 40 г. переход границы,18 июня г. Рига" / 44. Таким образом, 128 СД со своим штабом находилась в городе Рига, и входила в состав 8 А. По воспоминаниям Ивана Михайловича ввод войск проходил так: "сразу после Финской наш 292 артиллерийский полк погрузили в эшелон и везли до границы с Прибалтикой, где выгрузились и провели инструктаж, который состоял из множества "Н Е Л Ь 3 Я ". От границы двигались своим ходом по Эстонии, Латвии и Литве. Движение прекратили тогда, когда выяснилось, что уже Польша. Полк повернули назад и снова своим ходом до самой Риги. Вдоль всей границы Прибалтики располагались вступающие войска. По свидетельству Ивана Михайловича 292 артиллерийский полк расположился в г. Рига.

У Ивана Михайловича Ерофеева в июне 1941 года служба шла своим размеренным чередом. С утра до вечера масса солдатских забот. Подъемы, отбои, работа, учеба и бесконечные тренировки их было невероятное множество. После кошмаров Финской компании вся эта солдатская жизнь для Ивана. Михайловича не представляла никакой сложности, да и какие трудности были не по плечу крестьянскому сыну, начавшему работать наравне с взрослыми с 12 лет. По крохам солдатское денежное довольствие собиралось и уже приобретены для будущей жизни костюм, который ой как трудно было заработать в колхозе, кое какие подарки для родных и в первую очередь для матери. Наряды, караулы сменялись учебными буднями, а они выходными хоть и редкими. Отпускали в увольнение и в будни для покупок в город. В один из таких дней 18 июня Иван Михайлович со своими однополчанами был в увольнении в городе. Им было очень смешно, когда одна из встретившихся девчат сказала: "Вот вы здесь гуляете, а вас по тревоге вотвот поднимут"

Наверное, и оставалось одно, только посмеяться. Многого не знали они, а тем более не могли знать о заседании военного Совета ПрибВ, который состоялся 16 июня 1941 года, и где был отдан приказ о приведении округа в боевую готовность. Настало время красноармейца Ерофеева И. М. , который рассказывал: "ночью 19 июня 41 года нас подняли по тревоге, права была девчонка, но откуда ей было известно". Далее станет ясно, что не одна она знала о таком событии, по всей Прибалтике про наши войска знали все заинтересованные лица. Только успели прибыть к месту назначения и коекак окопаться, как с рассветом началась бомбежка.

Иван Михайлович вспоминает: "самолеты сплошным потоком, от бомб не поднять головы, приказа на открытие огня нет, зенитчики без приказа сбили один самолет так прибежало начальство и раскричалось "не поддаваться на провокацию". Когда изза передовых позиций показались немцы, пьяные, красномордые, с автоматами, упертыми в животы, когда перед нами стали бежать безоружные, стройбатовцы, чтото строящие ранее на самой границе, когда на наших позициях начали взрываться снаряды и мины, то наше начальство, срывая с себя погоны и знаки различия, стали убегать в тыл. Командование на себя брали сержанты, которые практически и организовали артиллерийский огонь по немцам, да снарядов хватило на несколько залпов и все. Дальше мы просто спасали артиллерию, которую могли тащить".

Иван Михайлович хотя и не имеют возможности оказать должный отпор врагу, но еще способны затормозить движение немцев. Сменив гаубицу на счетвереныйный пулемет, Иван Михайлович прикрывал товарищей от самолетов, да и пехоте немцев доставалось, только патронов было мало, отступали, искали боеприпасы, кемто брошенные, и снова оборонялись, чем могли. "Шли, как и раньше только ночью, а днем прятались в лесах рассказывал Иван Михайлович но не на долго, только спрячешься и уже кемто, пущенная ракета указывает место, где мы, тут же появляется самолет и, точно, как показано, бомбит нас. Такие сигнальные ракеты, наблюдали все время, пока шли по Прибалтике и перестали, после того, как пришли на Псковскую землю".

Трудная дорога отступления, но удавалось сдерживать фашистов, в районе Пушкинские Горы даже захватили немало пленными. Но все равно отступление, отступление и постоянная нехватка боеприпасов. Уже родная Новгородская земля и все равно отступление. В боях под Шимском  потешели самолюбие немерено фашистов утопили артиллерийскими залпами в реке Шелонь.

В начале августа, 292 АП в котором я служил, занимал позиции на реке Шелонь. Немало мы фашистов потопили в Шелони, но пришлось уходить и нам к Новгороду. Идем по шоссе, над нами самолеты, догоняем детей, детдомовцев. Самолет на наших глазах расстреливал не нас, а этих детей. Мы, артиллеристы 292 артполка, командиры и солдаты других частей, гражданские, кто двигался тогда по дороге "смерти" и добрался до этого побоища бросились спасать детей."

Иван Михайлович вспоминает: "из района Шимска мы в составе 128 СД двигались в сторону Новгорода, шоссе все светлое время суток бомбилось и обстреливалось с самолетов, двигаться могли в основном только ночью. На окраине города встретил нас сам Ворошилов и отправил тут же на позиции. Мыто развернулись быстро, но снарядов было очень мало. Пехота и танкисты подносили снаряды из брошенных и подбитых машин. Все равно после нескольких залпов нечем больше стрелять. Раздавались редкие выстрелы гаубиц, немцы бомбили город и нас. Самолетов много, по 50 штук налетало, отдельные "мессеры" с диким воем гонялись даже за одиночными бойцами. Все прятались, а нам, с зенитнопулеметного расчета не уйти. Ворошилов смелый, не прятался, все ходил, от пушки к пушке пригибаясь. Когда боеприпасы закончились полностью, всю артиллерию отправили по Лужской дороге на Батецкую, где были артсклады, и где 48 А сдерживала Лужскую группировку немцев".

Из воспоминаний Ивана Михайловича: "мы еле успели выйти из города, как эту часть занял немец. Не дойдя до Батецкой, в районе Мойки нам сообщили, что Батецкая у немцев. Снарядов нет, немцы спереди и сзади. Остался один путь, по которому мы и пошли, лесная дорога через Велегощи на Вольную Горку, Село Гора и Осия. Затем мы шли по болотистой местности Мясного Бора, на Спаскую Полисть. Выбивались из сил, начали избавляться от лишнего оружия. В районе Спаской Полисти вышли на шоссе, и быстрым маршем дошли до Чудова. В Чудове удалось передохнуть, обнаружили заводик со спиртом, водкой и вином, цистерны и бочки. Нас начальство отправляло с канистрами ни один раз туда на "заправку". Рассказывали, что начальство здорово перепилось тогда, погнали их потом

"Еще под Чудовом вспоминает Иван Михайлович " II сентября 41 г. 481 гаубичный артиллерийские полк был передан в 311 СД для укомплектования 855 артиллерийского полка, а 292 артиллерийский полк сильно потрепанный в боях под Шимском, Новгородом, потерявший часть орудий в болотах под Мясным Бором, и совершенно оставшийся без орудий после боев под Чудовым, практически вышел лишь с остатками личного состава. Ни одной артиллерийской установки не оставалось целой. Иван Михайлович за свою крестьянскую смекалку, умел, и работать с металлом и большую физическую силу, был назначен старшим артиллерийским мастером в дивизионную артиллерийскую ремонтную мастерскую /ДАРМ/

Страницы: 1 2

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Утро 19 июня 1941 года Историю. И в закладках появилось готовое сочинение.

Утро 19 июня 1941 года Историю.





|