В лирике Цветаевой много стихотворений, посвященных ее дочери Ариадне (Але)

Попыткой заглянуть в будущее можно назвать небольшое стихотворение, напоминающее краткую, но

Выразительную дневниковую запись, пронизанную ощущением покоя и умиротворенности:

Девочка! -

Царица бала!

Или схимница -

Бог весть! -

Сколько времени? -

Светало.

Кто-то мне ответил: -

Шесть.

Чтобы тихая в печали,

Чтобы нежная росла, -

Девочку мою встречали

Ранние колокола.

Если в цикле «Стихи о Москве» (1916) о собственном появлении на свет Цветаева говорит: «Спорили сотни колоколов», то здесь звонят «ранние колокола», встречая душу смиренную и кроткую. С юных лет Аля стала верным товарищем матери, поддерживая ее в самые тяжкие минуты. «Мой тайный советник - дочь», - называет ее Цветаева в очерке «История одного посвящения» (1931). В цикле «Але» (1918) главенствует мотив глубокого духовного родства матери и дочери - родства не только по крови, но и по внутренней сути. Поэт обращается к дочери (в то время ей еще не было шести лет) как ко взрослому человеку, в котором она с горькой радостью видит сходство с собой: «Не знаю, - где ты и где я./ Те ж песни и те же заботы./ Такие с тобою друзья!/ Такие с тобою сироты!» Без дома, без защиты «две странницы» тем не менее не чувствуют себя обделенными. Общая беда придает им силы:

И так хорошо нам вдвоем -

Бездомным, бессонным и сирым...

Две птицы: чуть встали - поем,

Две странницы: кормимся миром.

Пройдут годы, и «тихая в печали» Аля мужественно и с достоинством примет все удары судьбы.

Ощущение внутреннего родства, родства душ всегда было для Цветаевой одним из самых радостных. Но вместе с тем ее жаждущая душевного тепла «душа, не знающая меры», мучительно переживала каждое столкновение с косностью, заурядностью, малодушием. В одном из писем она горько признает: «Друг, я не маленькая девочка (хотя в чем-то никогда не вырасту), обжигалась, горела, страдала - все было, - но так разбиваться, как я разбилась о Вас, всем размахом доверия - о стену! - никогда! Я оборвалась с Вас, как с горы...» Непонимание, невнимание, нечуткость больно отзывались в ее сердце. С годами чувство одиночества, отчужденности лишь усиливалось. Знаменательно, что героиня стихотворения «Тебе - через сто лет», тоскуя по действенной любви и по участию, обращается к тому, кто будет жить после нее. Он, верит героиня, сумеет понять ее лучше тех, кто когда-то был рядом с ней. Подлинно трагическим мотив одиночества становится в период эмиграции, когда все больше начинает значить для Цветаевой вовремя протянутая дружеская рука.

Тем дороже было для нее всякое проявление внимания и доброты. Ее героине довольно и малости - будь то «нежное имя», или «письма, чтоб ночью целовать», она умеет быть благодарной за то светлое, что дарует ей жизнь, за каждую крупицу тепла и сострадания. И это - единственное достояние ее тоскующей, страдающей, страждущей души:

И это всё, что лестью и мольбой.

Я выпросила у счастливых.

И это всё, что я возьму с собой

В край целований молчаливых.

(1920)

Роковым оказалось движение М. И. Цветаевой «по людскому цирковому кругу». Не в силах вырваться из него, в последние дни жизни она металась по нему и погибла, и одна из причин этой трагедии в том, что окружающие дали ей погибнуть. Еще в эмиграции Цветаева сказала: «Здесь я не нужна. Там я невозможна». И этот мучительный разрыв между «здесь» и «там» ей не удалось преодолеть. Провидческими оказались строки, написанные ею в 1911 году: «Я слишком ясно поняла:/ Ни здесь, ни там... Ни здесь, ни там...»

Тема трагического ухода Цветаевой из жизни - предмет отдельного разговора. «Что нам известно, - пишет М. Белкина в книге «Скрещение судеб», - что нам дано знать о тех терзаниях, тоске, отчаянии, сомнениях, которые раздирали душу Марины Ивановны в последние елабужско-чистопольские дни!.. Нам остается только низко склонить голову перед мукой ее, перед страданиями, которые выпали ей на долю...

«...Большое видится на расстояньи», - сказал С. Есенин. И нынешний читатель пристально вглядывается в цветаевскую поэзию, пытается освоить те «джомолунгмовы» вершины, на которых так свободно дышалось Цветаевой. Сумеем ли мы услышать голос поэта, внять ему?

Сама Цветаева верила, что ее диалог с читателем не будет прерван, и когда-то, «в нужный срок», ее слово отзовется в сердцах других. Этот час настал. Но он в самом начале...

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » В лирике Цветаевой много стихотворений, посвященных ее дочери Ариадне (Але). И в закладках появилось готовое сочинение.

В лирике Цветаевой много стихотворений, посвященных ее дочери Ариадне (Але).





|