Журнальные и литературные заметки о творчестве Гоголя

Белинский раскрыл его громадное значение как выдающегося явления русской литературы. «И вдруг среди этого торжества мелочности, посредственности, ничтожества, бездарности, среди этих пустоцветов и дождевых пузырей литературных, среди этих ребяческих затей, детских мыслей, ложных чувств, фарисейского патриотизма, приторной народности — вдруг, словно освежительный блеск молнии среди томительной и тлетворной духоты и засухи, является творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни, столько же истинное, сколько и патриотическое, беспощадно сдергивающее покров с действительности и дышащее страстною, нервистою, кровною любовью к плодовитому зерну русской жизни; творение необъятно художественное по концепции и выполнению, по характерам действующих лиц и подробностям русского быта и в то же время глубокое по мысли, социальное, общественное и историческое».

«Журнальные и литературные заметки», «Литературный разговор, подслушанный в книжной лавке» Белинский посты не критике выступлений Греча и Сенковского. Отвергая их обвинения Гоголя в пристрастии «к грязи», Белинский заявлял о том, что писатель взял определенную сферу жизни и правдиво воспроизвел ее. «...в его (Гоголя) созданиях никогда и ничего не бывает низкого и тривиального. Он владеет тайною великого таланта обращать в чистое золото все, к чему ни прикоснется. Скажите по совести, встречали ли вы в его сочинениях хотя одну картину грубой чувственности, написанную с желанием самому налюбоваться ею и, возбуждением нечистого восторга, приобрести себе большее число читателей? Где, укажите, рисует он грязь для грязи, по страсти к цинизму,— замашка, довольно любимая, впрочем, добрым и талантливым Поль де Коком, с которым так невпопад, так натянуто, вздумала равнять Гоголя рецензия?» Белинский высмеивал стремление Сенковского выдать себя за знатока русского языка, его претензии навязать писателю нелепые литературные нормы.

«Мертвые души» тем своим юмором, «посредством коего поэт соединяет все видения своей фантазии с своим собственным человеческим существом». Шевырев истолковывал юмор как средство отвлечения от мира действительности, средство преодоления реального во имя идеального. Стремясь умалить глубокое жизненное содержание «Мертвых душ», критик многословно рассуждает о ясновидении Гоголя, позволявшем ему отвлекаться от реального мира: «Первая черта фантазии Гоголя есть живое ясновидение мира, им переносимого из бытия существенного в бытие идеальное искусства».

Желая выдвинуть на первый план «идеальное» в «Мертвых душах», Шевырев пытался доказать, что воспитателем и учителем Гоголя, давшим ему самое существенное в его искусстве, была Италия. «Здесь только близорукий не заметит, что небо Италии, прозрачный ее воздух, ясность каждого оттенка и каждого очерка в предмете, картинные галереи, мастерские художников, частое обращение с ними, наконец, поэзия Италии воспитали в Гоголе фантазию тою стороною, которою обращена она ко всему внешнему миру, п дали ей такое живописное направление, такую полноту». Выдававший себя за непреклонного защитника «истинно русских» начал, Шевырев не остановился перед тем, чтобы представить Гоголя художником, искусство которого лишено национальных основ, и все для того, чтобы затушевать критическое содержание «Мертвых душ».

Однако затея Шевырева была явно безнадежной. При обращении к самому произведению сложные теоретические построения критика обнаружили полную несостоятельность. Шевырев вынужден был вносить в свои рассуждения такие ограничения и оговорки, которые полностью опрокидывали все его «хитроумные» теории: «Комический юмор, под условием коего поэт созерцает все эти лица, и комизм самого события, куда они замешаны, препятствует тому, чтобы они предстали всеми своими сторонами и раскрыли всю полноту жизни в своих действиях». После длинных рассуждений о роли юмора, переключающего жизнь в сферу идеального искусства, оказалось, что коренной «недостаток» «Мертвых душ» заключается как раз в юморе.

К. Аксаков решительно не хотел замечать критических начал гоголевской поэмы. «Мертвые души» были для него воплощением не только примирения с жизнью, но и ее полного оправдания. Главное достоинство Гоголя К. Аксаков видел в том, что писатель будто бы во всем ничтожном умеет «свободно находить живую сторону», всегда проявляет «свою справедливость к жизни». «Это уменье все видеть и во всем находить живую сторону принадлежит собственно Гоголю и явно свидетельствует о характере его созерцания, эпического, древнего, истинного».

Так же как и Шевырев, славянофильский критик пытался найти в юморе поэмы посредствующее звено между сферой реальной действительности и сферой художественной красоты. К - Аксакову во что бы то ни стало хотелось доказать, что юмор Гоголя не отрицает непривлекательных сторон действительности, что он является лишь формой спокойного, эпического созерцания мира. Именно в юморе ПОЭМЫ, ПО утверждению Аксакова, п выражается полный охват жизни, ее приятие и оправдание.

Тот взгляд па «Мертвые души», который развивал в своей брошюре К. Аксаков, принимали, поддерживали и другие славянофильские теоретики. В письме к К. Аксакову А. Хомяков заявлял: «Я, как вам известно, вполне разделяю с вами мнение о «Мертвых душах» и об авторе и о том, что в нем заметно воскресение первобытной искренней поэзии»1. С автором брошюры «Несколько слов о поэме Гоголя» солидаризировался и Ю. Самарин, решительно отрицавший сатирический характер «Мертвых душ».

Пристально следя за журналистикой своего времени, Белинский не оставил без внимания выступлений «защитников» «Мертвых душ». Основательно раскритиковав Шевырева в памфлете «Педант», опубликованном незадолго перед тем, он сосредоточил огонь на суждениях К. Аксакова.

Оценки Белинского, Герцена, Шевченко характеризовали отношение к «Мертвым душам» всех живых сил общества; их голос был голосом всей демократической России. Статьи Белинского сыграли большую роль в выяснении значения «Мертвых душ», творчества писателя в целом. Они утвердили глубокое и верное понимание особенностей произведения, его великой освободительной роли. В острой полемике Белинский показал то новое, что Гоголь вносил в русскую литературу «Мертвыми душами».

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Журнальные и литературные заметки о творчестве Гоголя. И в закладках появилось готовое сочинение.

Журнальные и литературные заметки о творчестве Гоголя.





|